Экономическая темпология — наука о кризисе

Бюджет Управление

О нарушении законов экономической темпологии как причине глобального экономического кризиса

В чем причина глобального кризиса?

Наиболее распространенное объяснение причины нынешнего мирового кризиса — якобы бурный рост глобальной экономики остановился после освоения и развития ранее отстающих рынков Восточной Европы, Южной Америки и Азии, Индии и Китая. Развиваться дальше некуда — поэтому мировая экономика тормозит и стагнирует! Это явное заблуждение — достаточно посмотреть на глобус или карту мира и заметить, что экономическое развитие почти не коснулось огромных территорий, причем потенциально богатейших! Это прежде всего Африка, Сибирь и Дальний Восток — если говорить о суше. А есть еще дно мирового океана, которое человечество только начинает осваивать.

Но еще важнее заметить, что географическая версия причины экономического кризиса оперирует пространственными координатами. При этом человек живет, действует и взаимодействует с другими людьми не только в пространстве, но и во времени, не только в пространственных, но и во временнЫх координатах. Настоящая причина современного кризиса в том, что человек — с одной стороны, и экономические процессы — с другой, перестали совпадать по параметрам времени, по своей долгосрочности. Между ними возникла пропасть, которую мы сегодня и наблюдаем как глобальный экономический кризис. Причина современного кризиса очень глубока и и при этом проста. Человеческая жизнь как лично-семейный проект становится все более долгосрочной, а экономика — все более краткосрочной. И, обратим внимание на то, что «экономика» не безличностная абстракция, экономическими процессами тоже управляют люди. Управляют так, что благодаря такому управлению пропасть кризиса растет. Первые следствия этой темпологической пропасти проявились в 2007-2008 годах — в том, что люди теряли уверенность в будущем, теряли доверие друг к другу, к работодателям, к банкирам, к чиновникам и государственной власти в целом. Потому кризис 2008 года так и назвали — «кризис доверия». Бизнес терял доверие к власти, банкиры перестали доверять предпринимателям, и наоборот. Причина во всех случаях была проста: человек с долгосрочными жизненными планами перестал верить, что другой человек, его экономический партнер, руководствуется в своей экономической деятельности столь же долгосрочными планами. Честные профессионалы своего дела, надежные экономические партнеры перестали получать экономическую выгоду от своих принципов, стали проигрывать в конкуренции с теми, кто не умел планировать «в долгую» и поэтому просто стремился к быстрой прибыли. Даже самый сильный, мужественный и принципиальный человек не может долго идти против общего экономического тренда — он просто разорится, все потеряет. Происходит темпологическое «схлопывание» экономики, деньги крутятся «в короткую» в банках и на бирже, а реальная экономика остается вне инвестиций и кредитов.
Лично-семейный проект под названием «Человеческая жизнь» стремится стать все более долгосрочно предсказуемым, это естественный ход эволюции и прогресса. Если при этом экономика становится все более краткосрочной, и как следствие непредсказуемой, то такая экономика отстает от этой самой базовой человеческой потребности, перестает ее удовлетворять. Стагнации экономического роста ведущих экономик мира и всеобъемлющий системный кризис становятся неизбежными.

Почему , почему пропасть во времени между человеком и экономикой все шире и глубже — на этот вопрос и отвечает Экономическая темпология.  Если в целом Темпология — наука о времени, то Экономическая темпология — это новая наука об экономическом времени. Настоящая статья посвящена в основном деятельности человека по профессии Чиновник, самого краткосрочного инвестора в экономику и самого краткосрочного управленца экономикой — из всех возможных.

Экономическая темпология — объективная экономическая теория, она не зависит от существующих идеологий, от политических убеждений, от мнений сторонников и последователей самых популярных экономических школ. Либерал, коммунист, социалист, консерватор, монетарист или кейнсианец — все они независимо от провозглашаемых убеждений ежедневно подчиняются законам экономической темпологии и действуют по ее законам. По той простой причине, что все живут во времени и подчиняются законам времени. Всего в статье рассмотрено три закона экономической темпологии.

Наблюдения, послужившие предпосылками анализа

Исходными данными, стимулировавшими последующие теоретические построения, послужили исследования экспертов портала «Терралогия». Предметом анализа стало отражение в деловых СМИ реалий российской экономики до и после кризиса 2008 года. Были отмечены два вида искажения экономической информации, делающие ее неполной, однобокой:

Первое наблюдение:
Упоминание, сравнение и анализ размера процентной ставки по банковским кредитам приводится в деловых новостях и аналитике намного чаще, чем упоминание, сравнение и анализ сроков, на которые выдаются кредиты. При том, что это изначально два неотъемлемых параметра кредита. Срок, на который банк согласен выдавать кредит, не менее точно отражает уровень доверия к получателю кредита, чем ставка в процентах. Показательно, что с углублением кризиса 2008 года, который так и назывался — кризисом доверия — срок кредита упоминался в деловой прессе все реже. Что касается базовых учетных ставок Центробанка, ставок рефинансирования коммерческих банков, то, как правило, озвучивался размер учетной ставки и редко — срок кредитования!
«По умолчанию» банки в разгар кризиса выдавали самые краткосрочные кредиты с целью перекредитования клиентов «до лучших времен» — обычно на 1 год. По сути это были не кредиты, а срочная помощь фактически банкротам, перекредитование в надежде на скорое окончание кризиса, улучшение конъюнктуры рынка. О долгосрочном, так называемом проектном кредитовании в начале кризиса еще говорили по инерции, но вскоре сам термин исчез из публикаций.

В настоящее время при всех декларациях об окончании кризиса ситуация с долгосрочными кредитами — кредитами развития — к лучшему не изменилась. Само слово «долгосрочный» в применению к кредиту почти пропало из деловых СМИ, его сменило слово «доступный», отражающее исключительно размер процентной ставки.
Неофициально ЦБ сегодня не рекомендует банкам выдавать коммерческие кредиты более чем на 3-5 лет. Это означает, что более долгосрочные кредиты переходят в разряд подозрительных, мошеннических и попадают под пристальное внимание контролирующих органов.
Ясно, что такой срок финансирования несопоставим с большинством бизнес-проектов реального сектора: за 5 лет невозможно построить предприятие, окупить вложения, вернуть кредит, заработать какую-то прибыль.

Невозможность долгосрочного планирования и соответственно долгосрочного кредитования делает невозможным установить реальную цену на многие ключевые и определяющие экономическое развитие товары, например, на квадратный метр жилой, торговой, офисной площади или километр дороги. В отсутствии долгосрочного планирования не работают, становятся виртуальными, фейковыми основополагающие для любой экономики рынки — рынок земли, рынок денег и рынок труда. Все ключевые рыночные цены принимают гипотетический характер. Представления о цене у продавцов и покупателей, по зарплате у работников и работодателей расходятся в разы. Начинается кризис доверия участников рынка, экономика замирает в стагнации. Ценовые ориентиры пытается восстановить государство через госинвестиции, госзаказы, госзакупки, госкомпании. В итоге цены на все большее количество товаров, ресурсов, услуг становятся фактически монопольными, назначаются правительством, чиновниками.

Свое вмешательство в экономику правительства декларируют как временную чрезвычайную меру, до оживления рынка. Но оживление все не наступает, а общество начинает привыкать к тому, что государство на самом деле самый надежный инвестор и спасительный источник финансовой ликвидности. Особенно быстро это происходит в странах с традиционным доверием к государству, привычкой к государственному регулированию — в таких как Россия. С позиций экономической темпологии это трагическое заблуждение, которое все окончательно запутывает и окончательно загоняет экономику в тупик!

Непонимание причин происходящего приводит к странным вопросам, экзотическим экспертным и общественным дискуссиям. Например: «Почему Россия держит свои золотовалютные резервы в американских облигациях под 3-5% годовых, а кредиты берет в Европе под 5-7%?». При этом опять же ничего не говорится о сроках кредитов! Очевидно, что для развития экономики могут быть использованы только долгосрочные кредиты, а для России это только кредиты с Запада. Это по существующим в Европе рыночным нормам LIBOR, EURIBOR не более 6-7% сроком на 5 и более лет.
Деньги из российских резервов не могут стать долгосрочными в руках краткосрочных экономических субъектов — российских чиновников. Наши деньги в нашей экономике могут быть только краткосрочными — с целью пережить кризис, переждать год, потом еще год. Так как эти «год и еще годик» уже закончились, а западное кредитование почти прекратилось, то в России и начался экономический спад в реальном секторе, спад ВВП.
Западные кредиты — это не просто импорт «длинных денег», а импорт сложившегося веками долгосрочного доверия частных инвесторов друг к другу, импорт долгосрочного планирования и долгосрочного бизнес-проектирования. Это импорт доверия за неимением отечественного аналога.

В подтверждение этого тезиса — второе наблюдение экспертов Терралогии, которое касалось именно субъекта экономического развития, субъекта инвестиций.

Второе наблюдение:
При обсуждении антикризисных мер основное внимание в СМИ уделялось и до сих пор уделяется объекту инвестиций. Споры экспертного сообщества крутятся в основном вокруг вопроса «Во что вкладывать деньги — в инфраструктуру, в дороги, в коммуникации, в строительство жилья, в высокие технологии, в инновации, науку, образование, и т.д. и т.п.?». При этом не обсуждается субъект инвестиций. «По умолчанию» в качестве инвестора принимается государство, которое «до окончания кризиса» добровольно и гордо берет на себя роль спасателя отечественной экономики.

В период нарастания кризиса в первую очередь встает вопрос о причине падения темпов экономического роста. Для развития намного важнее не объект, а субъект экономики, то есть источник, субъект инвестиций в экономическое развитие, инвестиций в будущее. Субъект экономического развития, качественных и количественных изменений в экономике — это инвестор, который задает правила игры в экономике не только на сегодня, но и на много лет вперед. В современном мире нам известны два субъекта экономического развития — это Бизнес и Государство, а более конкретно, персонифицированно — это Предприниматель и Чиновник.
Анализ темпологии действий этих двух субъектов в современной экономике дает точное и объективное представление о причине кризиса и позволяет определиться с практическими шагами выхода из него.

Речь идет не только о российской экономике — рост роли государства наблюдается во всех уголках планеты. По решениям правительств Центробанки накачивают коммерческие банки деньгами, скупают проблемные акции и облигации предприятий, долги государств. Таким образом, чиновники становятся инвесторами, субъектами экономики. Свою лепту вносят и Мировой Банк с МВФ, то есть чиновники международные. Если бы это помогало, то вопросов, наверно, давно уже не возникало. Но это не помогает, вопросов все больше, кредиты все короче. Банкиры молятся на правительства и Центробанки, деньги крутятся в тесном кругу доверенных банков, статистика искажается. Доверия у банкиров к предпринимателям и простым гражданам все меньше, бизнес и общество отвечают банкам взаимностью. Кризис не преодолевается, а углубляется.

Если экстраполировать опыт последних кризисных лет в прошлое, в начало 20 века, то можно увидеть рост государственного регулирования, вмешательства правительств в экономические процессы с каждым кризисом. Мотивируя свое вмешательство кризисом, чиновники на самом деле обрекали экономику на новый кризис, еще более глубокий. И создание глобальных бюрократических институтов — МВФ и Всемирного банка, естественным образом привело к глобальному кризису. Причина укорачивания денег, углубления темпологической пропасти между человеком и экономикой и причина нынешнего кризиса доверия — в подмене субъекта экономического развития, подмене долгосрочного инвестора Предпринимателя краткосрочным инвестором Чиновником. В недоверии людей с потребностью долгосрочного планирования жизни к чиновник с краткосрочным циклом деятельности — главная причина кризиса доверия, а впоследствии кризиса «плохих» долгов, кредитов, выдаваемых по решениям госчиновников.

Темпологический анализ действий главных субъектов экономики — Бизнеса и Государства — позволяет навести порядок в причинно-следственных связях возникновения и развития современного кризиса, оценить качество и эффективность принимаемых решений, успешность или обреченность действий Предпринимателя и Чиновника.

Государство как инвестор

Экономика требует от инвестора, как женщина от мужчины, долговременных планов и вложений. Государство в лице чиновника, президента, министра, депутатов — инвестор краткосрочный, что элементарно следует из Конституции. Горизонт планирования чиновника — 4 года до следующих выборов и прихода новой команды, максимум 8 лет, то есть два срока по той же Конституции.

Самое ценное для каждого человека — это его жизнь и время его жизни. Если брать активные годы и округлять — это в среднем 50 лет. При этом за человека его жизнь сначала планируют его родители, затем человек сам планирует не только свою жизнь, но и жизнь своих детей. По темпологии с таким долгосрочным планированием совпадают только две профессии — Монарха и Предпринимателя. Монарх работает в интересах своей династии, передает государство своим детям. Частный Предприниматель создает и развивает свое дело (свою маленькую Империю!) в надежде передать наследнику. Представители всех иных профессий, являясь наемными работниками Монарха или Предпринимателя, не могут похвастать столь длительными сроками планирования своей жизни. Тем более чиновники, сроки пребывания на посту которых ограничены либо капризной волей Монарха, либо законом. Успешный профессионал в какой-либо области, талантливый изобретатель, инженер, архитектор, художник или поэт находится даже в лучшем положении, чем чиновник. Он Специалист, Мастер, у него более шансов на успешный долгосрочный лайф-проект, более оснований быть уверенным в своем будущем и будущем своей семьи.

Почему мы руководствуемся именно профессиональной принадлежностью человека, претендующего на роль субъекта долгосрочного планирования и экономического развития? Причем желательно не просто субъекта инвестиций, а субъекта инвестиций в инновации, требующих еще более долгосрочного горизонта планирования. Трудно представить картину, когда какой-нибудь замечательный специалист или высокооплачиваемый топ-менеджер устраивается на работу и в конце успешных переговоров говорит работодателю «А вот это мой сын, через 20 лет он сменит меня на моем рабочем месте». В профессиях Монарха и Предпринимателя наследственность и связанный с ней максимально долгосрочный горизонт планирования подразумевается априори.

А вот у человека по профессии Чиновник нет шансов стать успешным инвестором в долгосрочное планирование и развитие на своем рабочем месте чиновника. Поэтому целью части чиновников, в том числе большинства российских вполне объективно и естественно стало использование своего служебного положения и времени, отпущенного по закону, для приобретения начального капитала. Капитала, необходимого для успешного старта в более надежный статус настоящего инвестора в свою жизнь и будущее своей семьи — то есть старта в профессию Предпринимателя.

У современного российского чиновника есть 4 года, чтобы создать свой бизнес, оформив его на жену или сына. Создать государственное или муниципальное унитарное предприятие, госкомпанию, накачать деньгами из бюджета, а потом приватизировать, стать нормальным частным бизнесменом с полноценным человеческим проектом, лайф-проектом с предсказуемым будущим! При этом важно, что осуществление мечты о своем «свечном заводике» с каждым годом все менее возможно в России — счастье ждет только за ее границами. Там судьбу экономики — уже не везде, но тем не менее пока еще вершат не его зарубежные коллеги чиновники. Поэтому там еще возможна настоящая предсказуемая и надолго предсказуемая жизнь!

В России же с отменой губернаторских и мэрских выборов краткосрочность экономики превзошла все разумные пределы, стала просто экстремальной. Даже 4 года  стали для чиновника недоступной роскошью — практически в любое время, в любой момент сверху мог быть назначен другой губернатор или мэр. Который на следующий день заморозит все проекты предшественника и его верных чиновников — проекты на любой стадии готовности! — и начнет увольнять глав администраций районов и городских поселений, менять чиновников. Планировать экономическую и личную жизнь в российских регионах стало принципиально невозможно.
Экономика в России управляется чиновниками — бизнес и простые граждане полностью от них зависят. Но время работы чиновника, время пребывания на посту после отмены выборов губернаторов устремилось к нулю. сильно упали шансы  успеть создать и накачать деньгами из бюджета свой «свечной заводик». В таком цейтноте оставалась одна возможность достичь желанной цели — отобрать чужой уже работающий бизнес, результаты чужого труда.
Следом за чиновниками и бизнес, и все люди в России вынуждены жить без будущего, жить вне времени, а значит, вообще не жить в этой стране. Существовать, выживать с надеждой когда-нибудь «дожить до жизни» — желательно в другой, более предсказуемой и долгосрочной стране, подальше от обреченной Родины. Единственная мечта вчерашнего выпускника школы — это стать чиновником, чтобы успеть за счет бюджета, коррупции и захвата чужих бизнесов создать свой за пределами России, обеспечить нормальное человеческое будущее себе и своей семье там.

Новый тип поведение российского чиновника, предпринимателя и любого россиянина не имеет никакого отношения к вековой российской коррупции, к жадности или антипатриотизму — это нормальное поведение человека, загнанного системой в угол. В историческом контексте это единственно возможная жизненная стратегия в ситуации, когда возврат к монархии невозможен, а частная предпринимательская инициатива и активность задавлена. Экономикой страны управляют не люди, способные долгосрочно ею управлять по темпологии своей профессии — нет ни Монарха, ни Предпринимателя! Экономикой управляют Чиновники, абсолютно неспособные ее управлять по темпологии своей профессии. Это Титаник, и его пассажирам остается одно — побольше стащить с обреченного корабля и вовремя сбежать на берег. В мире еще много стран, где частная собственность священна и неприкосновенна, а частный инвестор — самый уважаемый член общества, и он и его бизнес охраняются законом, всей административной и силовой мощью государства. На этом и основана жизненная стратегия тех, кто управляет сегодня Россией. Наши чиновники придумали, как схватить Бога за бороду. В полном соответствии с Первым законом экономической темпологии!

Первый закон Экономической темпологии

Согласно Первому закону Экономической темпологии, Инвесторы с малым сроком инвестиций, с «короткими деньгами» всегда вторичны, всегда зависимы от инвесторов с более «длинными деньгами», будь то в прошлые века Монарх или сегодня Предприниматель. «Короткие деньги» всегда мечтают и стремятся стать «длинными деньгами». Финансовые потоки всегда текут с высоких, но «коротких» вершин — безлюдных, холодных и пустынных горных вершин, украшенных красивыми флагами социальной справедливости и государственного регулирования. Финансы текут в «длинные» сочные долины, полные стабильного благополучия, долгих лет жизни и счастливого детского смеха. То есть из России в нашем случае — в Европу и в США.

Первый закон Экономической темпологии позволяет объяснить следующий парадокс: почему на Западе «отмывание» денег — это превращение наличных в безналичные, а в России — наоборот. Очевидно, что в обоих случаях в результате «отмыва» «короткие» преступные деньги мафии или коррупционеров становятся «длинными» деньгами легального бизнеса.

Экономика, как и женщина, отдается имеющему долгосрочные планы, уверенному в себе мужчине. Отдается профессионалу, который видит долгосрочные перспективы приложение своего профессионализма. Отдается инвестору, который готов вкладываться в бизнес всерьез и надолго, думает не только о себе, но и о семье, о наследниках.

В России нет долгосрочных инвестиций, которые так или иначе не зависели бы от Государства, от чиновников. То есть деньги, заработанные российским бизнесом, через налоги и взятки попав под управление чиновников, обречены стать короткими. Деньги этого не хотят, поэтому бегут из страны. Чиновники, что бы они сами не говорили, на самом деле рады убегающему бизнесу — уходит конкурент с более длинными деньгами, без бизнеса бюджетные деньги становятся самыми длинными, а чиновник согласно Первому закону темпологии становится главным в экономике и в стране. Ведь даже в разгар кризиса годовой кредит длиннее, чем межбанковский «овер-найт». Пусть с бегством капитала российский рубль становятся «короче», но зато все, что осталось — бюджет, накопленные золотовалютные резервы и беднеющее население — под полным контролем чиновников.
А в демократической Европе, куда чиновники переводят «заработанное» в России, они же выступают как долгосрочные частные инвесторы! И по Первому закону Экономической темпологии опять на коне — имеют более высокий статус в западной экономике, чем тамошние президенты, депутаты, любые чиновники. Мало того: европейские чиновники должны всемерно служить интересам бизнеса и каждый день начинать с молитвы за здоровье и хорошее настроение инвесторов.
Это и называется — поймать Бога за бороду! По этой схеме в этом мире  российский чиновник всегда главный, всегда хозяин положения. И в России, и в Европе и далее везде. Можно даже называть это «российским экономическим чудом»!

Еще одна загадка с самоочевидной разгадкой.
Для того, чтобы быть главным везде: в России как чиновник, а в европейских странах как частный инвестор, российские мужчины вынуждены вести двойную жизнь. Вопрос: представители какой профессии лучше всех умеют вести двойную жизнь?

Второй закон Экономической темпологии

Звучит второй закон экономической темпологии так: «Экономика тухнет с длинной головы и оживает с короткого хвоста». Это закон об экономическом чуде и экономическом кризисе, о деградации профессий и деградации элиты, об инвестициях в человека, в интеллектуальный потенциал страны.
Экономический спад, крах, кризис в отдельно взятой стране начинается с деградации самой долгосрочной профессии Предпринимателя, частного инвестора, и продолжается кризис вниз — в самом трагическом пределе к деградации рабочих профессий. Экономический рост, наоборот, начинается с освоения менее сложных профессий, например, освоения бывшими крестьянами рабочих профессий. Далее простой наемный работник путем образования стремится к более стабильному положению в экономике и более долгосрочному планированию своей жизни. То есть простой рабочий или уже его сын становится технологом, инженером, конструктором, изобретателем, ученым. Так происходило в Советском Союзе, в Японии и Южной Корее, сейчас происходит в Китае.
Китайское правительство активно вкладывает деньги в образование, в науку. Это долгосрочные инвестиции в человека, в страну. Вложения в образование, в науку — это лучшие долгосрочные инвестиции в будущее, в социальные лифты, в будущую элиту, на которую способны чиновники. Китайские чиновники благодаря конфуцианству это на сегодня не самые худшие чиновники в мире. При этом никакое конфуцианство или иная идеология или религия не могут отменить законов экономической темпологии!

Конечно, нет такого наемного работника, который не мечтал бы стать работодателем, Предпринимателем. Каждый рабочий, технолог, инженер мечтает что-нибудь изобрести, обеспечить стабильное финансовое будущее себе и своей семье. А затем заработанное выгодно вложить, инвестировать, чтобы еще прочнее выстроить свой долгосрочный лайф-проект. Это совместное дружное движение к долгосрочной экономике государства и бывшего крестьянина (горизонт планирования деятельности которого от урожая к урожаю был в деревне один год) и называется «экономическим чудом».
Но в какой-то момент государственные чиновники обнаруживают перед собой плотную массу самостоятельно вставших на ноги отечественных предпринимателей, настоящих инвесторов, которые умеют и готовы САМИ инвестировать в будущее долгосрочное развитие страны заработанные ими и их отцами, вчерашними крестьянами, миллионы и миллиарды. «Экономическое чудо» под властью чиновников закономерно приводит к одной и той же развилке — или чиновники служат бизнесу, как в развитых странах, или чиновники продолжают управлять бизнесом и экономикой, направлять и разрешать крупнейшие сделки. И рыба гниет с головы!

На этом этапе экономического развития самые удачные вложения государства в образование, в науку перестают работать. Экономика получает грамотных рабочих, технологов, конструкторов, даже изобретатели свои множатся как грибы после дождя. Но это — потолок! В этот потолок упирались все — от социалистического Советского Союза до вполне капиталистической Японии. Даже японцы не смогли освоить профессию инвестора, что уж говорить о Южной Корее или Китае, где уровень вмешательства чиновников в экономику и доля госкомпаний были и остаются намного выше!

Японская экономика уже 20 лет в летаргическом сне. Если говорить по-русски, то японские «инвесторы» залезли на печку и не хотят слазить, их тошнит от слов «бизнес», «инвестиции», «проект»! Вчерашние творцы «японского чуда» живут одним — ожиданием чуда! А перед этим был печальный опыт японских миллиардеров, которые попытались скупить у американцев всю Америку и почти скупили. Но на пике цены! Продавали японцы Америку американцам уже на спаде, в два-три раза дешевле. А сейчас уже Китай скупает весь мир (в первую очередь природные ресурсы, месторождения) — тоже на пике цены… Этим занимаются, конечно, госкомпании, сами китайцы становиться частными инвесторами просто боятся, по закону их могут расстрелять за 30 тысяч долларов «нанесения ущерба государству». То есть российские бизнесмены, которые сидят за неуплату налогов или за псевдо-мошенничество, в Китае были бы просто расстреляны.
Пожалуй, Китай обречен на кризис больше всех развивающихся стран, которые двигались по пути «экономического чуда». Именно благодаря своему хваленому конфуцианству, многовековой чиновничьей идеологии Китай опять рухнет в историческое небытие под властью коммунистических чиновников, как когда-то императорских. В полном соответствии со Вторым законом.
Вполне естественна ситуация, когда в профессии высшего экономического пилотажа и высшей экономической математики — то есть в профессии инвестора  нет равных инвесторам из самой предпринимательской страны мира, из США. Это и привело Америку к финансовому могуществу, к признанию доллара главной резервной валютой — после заслуженной победы над английским фунтом. Исторически сложилось все очень просто — на американскую землю в конце 18 века приплыло из Европы много представителей самых разных профессий, но среди них не было ни одного чиновника. Никакого монархизма, и тем более никакого конфуцианства!
Нынешние так называемые «инвесторы» из многих других стран мира, трезво осознающие свою закавыченность, низкий профессионализм, в итоге разумно решают не рисковать и покупают американские гособлигации, как бы передоверяя американцам право рисковать, инвестировать. В списке покупателей гособлигаций США лидируют Китай, Япония и ряд нефтеносных монархий, на восьмом месте — Россия.
Впрочем нельзя не заметить, что голова американской экономики тоже начала подгнивать в пароксизме государственного регулирования и вмешательства.
Версия ответа на вопрос «Почему так не повезло Японии?» — в Третьем законе.

Третий закон Экономической темпологии

Третий закон Экономической темпологии — это закон экономического разнообразия, конкуренции, экономической эволюции и прогресса. Он действует на уровне больших сообществ, государств и человечества в целом. Звучит закон так: «Чем разнообразней экономика, тем она более долгосрочна». Это закон о возможности каждого человека управлять своим будущим и будущим своих детей — эта возможность находится в прямой зависимости от многообразия экономической жизни общества, в котором он живет.
Третий закон объясняет историческую неизбежность уже случившейся смены такого долгосрочного инвестора, каким являлся Монарх, долгосрочными инвесторами в лице Предпринимателей, то есть смены монархий республиками — купеческими и парламентскими.

Отдельные инвестиционные проекты отдельного Монарха могли быть рекордно долгосрочными. Уникальные архитектурные, инфраструктурные проекты могли передаваться наследнику, строиться несколько столетий. Великие ученые, архитекторы, философы и художники, финансируемые просвещенными монархами, могли, не торопясь, делать открытия, создавать изделия, до сих пор непревзойденные по качеству, создавать шедевры, до сих пор непревзойденные по своей красоте. Но просто по теории вероятности не могли все монархи быть мудрыми и просвещенными, да и просто умными. Вчера еще богатейшие могучие империи со смертью монарха распадались, достижения гибли в пламени междоусобных войн. А республика Венеция под управлением купцов процветала тысячу лет.
Никогда роскошь самых богатых купеческих или банкирских домов не достигала роскоши королевских особ, никогда ни один бизнес-проект не был настолько долгосрочным, как строительство Кельнского собора. Но в среднем итоге экономика, управляемая десятками и сотнями частных инвесторов и работодателей, долгосрочней, стабильней и жизнеспособней, чем экономика, управляемая одним главным венценосным инвестором и работодателем. Если неумелость и неудача одного Монарха приводит государство к гибели и распаду, то неумелость и неудача одного Предпринимателя приводит лишь к его личному разорению, к передаче бизнеса более умелому и удачливому конкуренту.

Для человека на заре его появления на планете рост многообразия экономической жизни означает появление новых продуктов, средств выживания, орудий труда, изобретений, и, как следствие — новых ремесел, новых профессий. Причем профессий более сложных, чем простое собирательство, охота, рыбалка. Это дает больше шансов для роста продолжительности активной жизни специалистов новых профессий. Они получили возможность зарабатывать себе на пропитание на склоне лет, обучая профессиональному мастерству учеников, подрастающую молодежь.
А на сколько десятков лет продлила активную жизнь человека такая инновация, как изобретение очков?! Пожилые люди уже не становились обузой для семьи из-за потери остроты зрения, они имели возможность трудиться сами и передавать опыт ученикам.
Это простейшие примеры действия Третьего закона, когда благодаря росту экономического многообразия растет продолжительность жизни человека, а значит опосредованно и долгосрочность инвестиций. Пример более современный — открытие новой науки генетики, ее развитие и применение в биотехнологиях.

Чтобы ученому-генетику определить последствия некого лечебного воздействия на гены человека, необходимо проследить не только состояние его здоровья, но затем его детей и внуков. Только после этого результаты можно будет признать научно корректными, а новую технологию пригодной для применения на практике. Но человек — не муха дрозофилла, живет значительно дольше месяца! Исследование генетики человека требуют долгосрочного планирования, «длинных денег». Положительный результат, конечно, обеспечит победу над ранее неизличимыми заболеваниями, и прибыль будет — но через много лет.
Может ли государство, бюджет, управляемый чиновниками, озабоченными переизбранием своей партии, своего лидера через 4 года — может ли чиновник быть заинтересованным в жизненно важном, но долгосрочном проекте оздоровления  избирателей, роста экономики и создания новых рабочих мест в биотехнологической отрасли — но лет через 50!? Даже не генетическим, а более традиционным медицинским исследованиям могут потребоваться десятки лет для исключения всех рисков перед выпуском на рынок нового лекарства. Очевидно, что чиновнику это абсолютно неинтересно.
А вот какая-нибудь малоизвестная частная компания «Медикус энд сыновья» из провинциального городка без всякой поддержки со стороны государства или международных организаций или даже вопреки их ценным важным указаниям, без громких слов и лозунгов способна вложиться «в долгую» во благо человека и человечества. И чем больше будет свободных независимых людей и частных компаний, чем более разнообразной будет экономическая жизнь, тем более долгосрочно уверен в своем будущем и в будущем своих детей будет каждый человек.
Я уж не говорю о таких научных проектах, как длительные космические путешествия — просто как способе вернуть человечеству остроту зрения, заглянуть за невидимые горизонты Вселенной
Кстати, о Японии. Возможно, Страну Восходящего Солнца в успешном экономическом развитии могло остановить именно несоответствие Третьему закону, традиционная любовь японцев к национальной однородности, нелюбовь к разнообразным мигрантам.

Для человека жизнь и соответственно время жизни — высшая ценность. Но есть еще более высокая ценность — это жизнь человеческой цивилизации. Именно в глобальных кризисных ситуациях проверяется, кто в экономике главный инвестор, управленец, организатор и спасатель. Например, информация о том, что через 300 лет Землю уничтожит астероид, требует начала инвестиций уже сегодня с целью избежания угрозы. Кто инвестор в глобальную задачу, кто организатор выполнения мировой экономикой общей для всех задачи? И желательно без коррупции и прочих известных шалостей временщиков во власти — чиновников, «эффективных менеджеров».

Осознание чувства принадлежности к человеческому общежитию, теоретическое и практическое осмысление всех последствий принятия (или непринятия) консолидированных решений пришло к человеку совсем недавно, в 20 веке. Это было осознание опасности ядерного оружия. Предельно остро встал вопрос: «КТО субъект глобальных экономических проектов, направленных на борьбу с глобальными угрозами человечеству?».
По своей долгосрочности борьба с ядерной угрозой, астероидной опасностью, глобальным изменением климата — могут выходить за пределы жизни одного человека. То есть проект должен иметь инвестиционный цикл намного более долгий, чем все те, что мы считали до сих пор максимальными. Кто в трудный час способен обеспечить глобальное разнообразие идей, проектов, привлечь максимум ученых, изобретателей, экспертов, а в итоге обеспечить выбор лучшего варианта спасения человечества, обеспечить эффективное долгосрочное финансирование?

Монарх? По третьему закону темпологии, конечно, сразу отпадает. Одному человеку еще можно доверить государство, но доверить все человечество слишком рискованно. Жалко.
Сюда же квази-монарх или несменяемый президент — притесняемая авторитарным правителем и его окружением экономика опять проигрывает в разнообразии, а значит в долгосрочности. Отдельному народу, влюбленному в своего вождя, в его идеологию или веру, может очень понравиться такое решение, но человечество обязано выжить!

Темпологическая картина действий разных народов на примере ядерной угрозы подробно рассмотрена в статье Экономическая темпология города и деревни, передовых стран и стран-изгоев.

Чиновники? Действующие или бывшие президенты, министры, депутаты, избираемые в некий международный орган — это самый неэффективный вариант не только по темпологии, по короткому сроку работы депутата или чиновника, но и по разнообразию. Об этом свидетельствует печальный опыт, когда чиновники Евросоюза ставили на грань выживания целые отрасли, придумывая нелепые стандарты и требования к продукции национальных производителей. А также полная неспособность чиновников ООН, Совета безопасности решать локальные конфликты — что уж говорить о более серьезных глобальных задачах! Афера с «глобальным потеплением», экономическая беспомощность МВФ, Всемирного Банка, G8 и G20 — можно долго перечислять примеры несостоятельности чиновников, даже самых высокопоставленных, в решении проблем, выходящих за рамки их предвыборных интересов или предвыборных интересов их партий.

Предприниматели? В отличие от предыдущих это наиболее приемлемый вариант — и по темпологии, и по разнообразию. Но не будем здесь и сейчас давать окончательный ответ — этот большой разговор предстоит в Российском Манифесте.

Кто заказчик экономического кризиса?

По изложенным выше законам экономической темпологии причина нынешнего кризиса, начавшегося в 2008 году столь же очевидна, сколь и неестественна. Современный мировой кризис — это пропасть во времени между человеком и экономикой, управляемой чиновниками.
Чиновники, эти самые краткосрочные из всех возможных субъекты государственного и международного управления, смогли подогнать долгосрочные экономические процессы реальной экономики во всем ее живом творческом разнообразии под короткие сроки своего пребывания в креслах. Длинные деньги чиновники сумели превратить в короткие — в полном противоречии с Первым законом экономической темпологии.

Как удалось чиновникам повернуть реки, текущие с гор в цветущие долины — повернуть обратно на безжизненные горные вершины?! Этому чуду способствовал союз бюрократии с самой гибкой по темпологии отраслью частной экономики — финансовым, банковским бизнесом. Что еще в 20 веке привело к неестественному уродливому росту финансового сектора мировой экономики в ущерб реальному промышленному сектору.

Если инвестиционный цикл строительства нового промышленного предприятия, отладки производства и начала окупаемости, например, 10 лет, то никакой правительственный указ не укоротит его до 3 лет! В итоге — так рассуждает чиновник (мэр, губернатор, депутат, министр, президент) — плоды экономического роста могут достаться уже другому, следующему за ним чиновнику, возможно от конкурирующей партии. То есть политическим врагам! Для чиновника ждать 10 лет оживления экономики и создания новых рабочих мест — неприемлемо, даже 4 года — рискованно!
Но чиновник не мог напрямую подчинить своим краткосрочным интересам долгосрочные интересы реального промышленного сектора, за которым стояли бизнес, общество, трудовые коллективы. Пришлось идти в обход, делать это опосредованно, через банки!

Конкретные шаги Чиновника по направлению к этой цели в различных странах могут быть самыми разными. Простейший способ увести финансы в нужном направлении: чиновник приходит к банкиру и предлагает ему инсайдерскую информацию, с помощью которой можно легко и быстро заработать на бирже! Но гораздо важнее то, что через банки чиновник имеет возможность влиять и на другие отрасли бизнеса, подчинять их своим краткосрочным интересам. Например, создать бум на рынке недвижимости, «оживив» таким образом экономику накануне выборов.
Ранее банкир оценивал долгосрочные риски долгосрочного ипотечного кредита, беседовал с клиентом, знакомился с его планами и планами его семьи по работе, учебе и проч. После анализа всех рисков или выдавал кредит, или отказывал клиенту.
Но вот к банкиру приходит чиновник (кандидат в президенты, губернаторы, депутаты) и говорил: «Забудь, что выдавая 30-летний кредит, ты оцениваешь 30-летний риск. Оценивай горизонт в 1 год, потому что через год у меня выборы. Я пообещал избирателям дешевое жилье. Выдавай больше кредитов, счастливые избиратели проголосуют за меня, а я помогу тебе после победы рефинансировать риски».
Надуваемый таким образом пузырь на рынке недвижимости — традиционно самый большой на внутреннем рынке любой страны. Это связано и с финансовыми объемами строительной отрасли, и с приоритетом крыши над головой в ряду человеческих потребностей. Но, конечно, надуваемые банками и биржами пузыри на мировых рынках нефтяных фьючерсов и суверенных долгов не менее объемны и разрушительны.

Из-за того, что в результате такой «предвыборной экономики» финансы изолируются от реальной экономики в банковском и биржевом обороте, ключевые цены перестают зависеть от соотношения спроса и предложения, просто отрываются от реальности. Это дает фантастическую возможность строить финансовые пирамиды и надувать пузыри из чего угодно — из государственных долговых обязательств, ипотечных деривативов, фьючерсов на нефть. За несколько лет с пирамид и пузырей «снимаются сливки» финансовые и политические — в виде довольных дутым экономическим ростом, дешевыми кредитами и доступным жильем избирателей. А своему сменщику от другой партии Чиновник оставляет развалины пирамид и долги. При этом чиновник, пришедший на смену — он тоже чиновник и действует таким же образом. Спасает за счет бюджета банки, строит свои пирамиды и надувает свои пузыри.
Несколько таких самых честных демократических выборов и смен правительства — и экономика стагнирует, граждане и государство по уши в долгах.

Логично признать, что заказчиком и организатором финансовых кризисов является чиновник, а исполнителем — банкиры. Благодаря такой эксклюзивной близости к власти банковский бизнес и в целом финансовый сектор стал в 20 веке самым прибыльным и одновременно самым безрисковым — что в нормальной конкурентной предпринимательской экономике практически невозможно.
Чудо произошло: «длинные» деньги превратились в «короткие»! Деньги изолированы в краткосрочном спекулятивном обороте, правительства проливают на банки золотой дождь, а в реальной экономике кризис ликвидности, кредитная засуха. Реальная долгосрочная экономика и реальный человек со своим долгосрочным лайф-проектом остаются без своего главного экономического инструмента, без денег — но с растущими долгами.

Кстати, болезнь эта известная, известно и лекарство. Когда подобное государственно-банковское «партнерство» привело к Великой Депрессии в США и в Европе, шок оказался настолько велик, что в 1933 году был принят закон, запрещающий коммерческим банкам инвестировать в ценные бумаги.
В 1999 году этот закон был отменен и в 2007 — 2008 гг. начался новый Великий Кризис. Закономерный вопрос: хотя были настойчивые попытки запрет повторить (последняя попытка в 2011-м году) , почему до сих пор эта проверенная временем антикризисная мера не принята?
Ответ очевиден: потому что главный интересант и заказчик экономических кризисов — Чиновник — сильно окреп к 21 веку, а его главный соперник Предприниматель изрядно ослаб. Чиновники сумели подчининить себе многие профессии, упоминаемые выше во Втором законе, а также через фонды и бюджетные заказы приручить ключевых для выработки и обоснования экономической политики ученых экономистов, экономических экспертов.

Краткие выводы

Причина затяжного экономического кризиса — в темпологической пропасти между долгосрочными интересами Предпринимателей, представителей профессий реальной экономики и краткосрочными интересами Чиновника, формирующего правила игры в экономике. Чиновник объективно заинтересован в кризисах, так как после каждого кризиса растет вмешательство государства в экономику, растет его власть.
Власть Чиновника и подконтрольных ему финансовых институтов давно уже стала международной, глобальной. Мировая бюрократия правит миром. Казалось бы, куда еще расти?
Но пока есть куда падать человечеству, есть куда расти Чиновнику…

П.С. Статья в целом была написана и опубликована в Живом Журнале еще в 2010 году, до событий в Греции и на Кипре. Произошедшее с тех пор лишь подтвердило обоснованность выводов — вред от вмешательства чиновников в экономику стал еще более очевиден. Как из-за террористических ударов граждане соглашаются на ущемление личных прав и свобод, так и под ударами экономического кризиса граждане уже не против ограничений прав частной собственности, приоритета государства в экономике. Протест беднеющих народных масс, разоряющихся крестьян и горожан направлен в основном против банков и банкиров — чиновники умеют «переводить стрелки», создавать видимость борьбы с высокими зарплатами и премиями менеджеров, с доходами спекулянтов, борьбы с тем, что сами сто лет создавали.
После конфискаций оффшорных денег на Кипре стало очевидно, что в океане мировой экономики Россия не единственный Титаник, есть еще много стран под самыми красивыми флагами и лозунгами, управляемых чиновниками. И бегущих со своих родных Титаников в зарубежные оффшоры чиновников и даже президентов с каждым годом все больше. Если рассуждать логически, то недалек тот день, когда вся планета станет одним огромным Титаником, управляемым международными чиновниками. По планете будут бегать туда-сюда с мешками денег отставные коррупционеры в поисках страны, где их мечту — долгожданный «свечной заводик» не отберут местные чиновники. В долгосрочной перспективе им всем останется только застрелиться!

Андрей Лебедев, независимый исследователь

© rosmanifest.info 2013

4 thoughts on “Экономическая темпология — наука о кризисе

  1. В результате таких заблуждений и существуют  в экономической науке несостоя­тель­ные теории и концепции. А также якобы решенные экономические задачи, но на са­мом деле, даже и близко не под­ходившие к таким решениям. А что можно говорить о «производственной функции» Кобба-Дугласа, используе­мой в моделях макроэкономического равновесия и роста, пользуясь которой якобы опре­де­ляется ставка заработной платы и, которую принято считать достоверно описываю­щей ре­альные экономические процессы, функцией?

    1. Сегодня мировая экономика настолько многообразна, что в ней наверняка можно найти отрасли или сферы, регулируемые упомянутой вами «производственной функцией». Меня в данный момент интересует будущее, от которого мы сильно технологически и системно отстаем — «Невидимая рука эволюции — от обезьяны до искусственного интеллекта»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
30 − 23 =