Хозяин РФ

Причина гибели шахтеров в Воркуте — у шахты нет хозяина
Похороны погибших шахтеров шахта Северная Воркута
Воркута. Похороны шахтеров
Выступая на Радио Свободе в передаче «Воркута, «Северная»: кто виноват?» представитель шахтерских профсоюзов Р. Бадалов так обозначил причину трагедии на шахте «Северная»:
«Отрасль сегодня частная. Кстати, недавно был разговор министра энергетики с собственниками. И много говорили о том, что нужна стратегия на 20-30 лет. И я министру сказал: «Если собственник сегодня скажет, что он через 30 лет собирается здесь вот таким образом добывать, я посчитаю, что он либо обманщик, либо очень неграмотный человек». Потому что он не может выстраивать стратегию более чем на пять лет. Он не будет существовать через 30 лет».
При этом ни профсоюзный деятель, ни другие участники дискуссии даже не заикнулись, что угольную отрасль надо вернуть государству, создать госкомпанию. Никто не надеется, что чиновники наведут порядок, внедрят современные технологии и поднимут уровень техники безопасности в шахтах. Здравый смысл работал в более реалистическом направлении. Б. Мисник заявил:
«Коллега говорит, что собственник сегодня думает на 3-5 лет. А нам надо, чтобы он мог думать на 30 лет вперед, чтобы он думал о том, что его дети и внуки могли быть собственниками этого предприятия».
Мы привыкли, что по каждому грустному поводу, трагическому событию — природному, техногенному или экономическому в рамках кризиса — только и слышно «государство должно… правительство обязано… усилить контроль… регулировать… обеспечить… сделать приоритетом». А тут оказывается: причина не в том, что государство недостаточно присматривает за предпринимателями, а в том, что слишком настойчиво присматривается, что частному собственнику некомфортно в роли временщика, он не чувствует себя хозяином своей собственности.
В самом деле, как заставить Мордашова и других собственников шахт поверить, что и через 30 лет они или их дети сохранят собственность — после того, что случилось с Ходорковским, Чичваркиным, Евтушенковым? А если не верят, то зачем будут планировать модернизацию шахт, внедрение новых технологий, делать долгосрочные инвестиции — которые окупятся, принесут прибыль уже не им, а тем, кто шахты у них отберут?
Получается, что все было зря — все эти 25 лет рыночных реформ. Мы опять вернулись в исходную точку, в 80-е, в разговоры о том, что в стране должен быть хозяин. Не считает себя Мордашов хозяином, нет у него повода так считать. А когда нет хозяина у шахты — гибнут шахтеры. Когда нет хозяина у леса — горят леса. И так далее по всей стране и всем отраслям.
Получилось, что эти 25 лет были нужны для того, чтобы мы познали на практике, на своей шкуре теоретические аксиомы. Нет хозяина — нет порядка, безопасности, нет здоровья и жизни (36 жизней шахтеров и спасателей).
Не случайно это познание произошло в Республике Коми — не только потому, что шахтеры там гибнут с трагическим постоянством. В Республику Коми еще в советское время приехало «за длинным рублем» много активных, отважных, свободомыслящих людей, которые не доверяли свою судьбу государству (иначе сидели бы дома, на унизительной зарплате). И сейчас едут — я сам работал в Коми и видел. Уровень здравомыслия, социальной солидарности и зарплат там высокий — а эти вещи связаны. И оценка причин аварии предельно точная.
В чем здесь просматривается надежда, какая вера в будущее для России и россиян? Вера в то, что человек стремится к лучшему, стремится сделать лучше свою жизнь и жизнь вокруг себя. Надежда, что Предприниматель как уверенный в будущем хозяин, сможет передать своим детям не только собственность, но и те добрые дела, которые он сделал для предприятия, трудового коллектива, поселка, города, передать свой главный капитал — общественную репутацию.
Государству нужен хозяин — Предприниматель. Об этом первая часть Российского манифеста — о сущности профессии Предпринимателя, главного собственника, инвестора и работодателя в современном государстве, в предпринимательской республике.