Эволюция

Невидимая рука эволюции — технологическое отставание

В своей прощальной речи Обама назвал историю США «смелым экспериментом в области самоуправления». Организованный и до сих пор контролируемый предпринимателями этот эксперимент приводит к стабильному экономическому росту и технологическому ускорению. И, напротив, наш российский эксперимент по централизованному управлению государством, организованный царскими, а затем советскими чиновниками, не раз приводил и опять приводит к технологическому отставанию. Об очередном, протекающем сегодня технологическом отставании говорили на последнем Гайдаровском форуме Медведев и Кудрин.

Сколько уже раз в истории России-СССР-России на самом высшем государственном уровне поднимался вопрос отставания от Запада?! Обычно это происходило после проигранной войны — Крымской, Японской, в последний раз — «холодной войны» или гонки вооружений. «Мы отстали от США на 20 лет», «Мы отстали навсегда!» — что в реальности означают эти политические заявления?
Как расшифровать недавнее заявление председателя госкорпорации «Роскосмос» Рогозина о том, что в космосе Россия отстала от США в 9 раз? Как понимать такое позиционирование на шкале времени?
Когда Советский Союз пытался догнать Америку, советским студентам так описывали проблему. Американской электронной промышленности, например, требовалось 4 года на полное технологическое обновление — перейти с ламп на транзисторы, с транзисторов — на микросхемы. А советской промышленности — 8 лет. Получается технологическое отставание в 2 раза. Если Рогозин посчитал подобным образом, то отставание в космосе на сегодня в 9 раз — это похоже на правду. А если брать советско-российское автомобилестроение, вечные Жигули и Ладу, то мы отстали от США и Европы, наверно, раз в 20, то есть навсегда.

Как происходит в реальной экономике это отставание — видно на простом условном примере. Концептуальный переход с бензинового автомобиля на электрический — это не просто замена одного двигателя на другой, это еще ряд необходимых инноваций в системах, деталях автомобиля, в системе заправок, в системе техобслуживания, ремонта. И все эти необходимые инновации не просто многочисленны, но имеют разный срок реализации — от работы конструктора до опытных испытаний. Например, от 1 года на изменение простейших деталей нового автомобиля до 20 лет, требуемых на изобретение и создание супер-емкого аккумулятора. Почему в этом случае условная «Тесла» побежала по дорогам через 2 года, а не через 20 лет — после завершения самой долгосрочной части общего проекта? А в России своя «Тесла» не появится на дорогах никогда.

Причина технологического отставания бюрократической экономики с большой долей государственного участия от свободной предпринимательской экономики — в коротком временном горизонте инвестиционного планирования. Как субъект экономического развития Чиновник ограничен — в советское время пятью годами пятилетки, а сегодня четырьмя годами между выборами, по результатам которых он может потерять свое место. А с отменой выборов губернаторов в России экономика стала еще более краткосрочной, весь чиновничий аппарат в регионе может поменяться в любой миг. Самый распространенный срок банковского кредита сегодня в России — один год.

В отличие от чиновника Предприниматель как субъект экономического планирования не ограничен сроками — только соотношением риска и прибыли. Поэтому предпринимательская экономика более разнообразна в направлениях будущего развития, в инвестициях, в том числе долгосрочных. Каждый год на автосалонах представлены не просто новые концепты новых автомобилей, но и идеи будущих направлений развития отрасли. Поэтому создателю условной «Теслы» не надо было 20 лет изобретать и создавать супермощный аккумулятор для своего электромобиля. Ему было достаточно пересмотреть все уже идущие разработки и купить результат — кто-то из его коллег-предпринимателей 20 лет назад уже сделал удачную инвестицию в 20-летнее будущее.
В итоге за счет опережающих долгосрочных инвестиций предпринимательская экономика движется быстрее. Хотя люди в этой экономике живут и работают не быстрее, в том же темпе, но работают многие уже не в настоящем, а в будущем и на будущее.

Последние динозавры — крокодилы — не стоят на месте. Они развиваются по Дарвину, приспосабливаются к новым условиям обитания, совершенствуют свои гены, и недавно захватили еще одно болото, расширили территорию. Но человек разумный, совершенствуя технологии, развивается в миллион раз быстрее, и за это же время освоил всю планету и начал освоение космоса.
На коротком временном отрезке эта работа эволюции незаметна. Крокодил может показать человеку свою силу, агрессивную мощь, напасть, обратить в бегство и даже съесть. Но за более существенный период «невидимая рука эволюции» сработала, человек и крокодил давно уже не конкуренты.

На коротком временном отрезке советские чиновники во главе со своим грозным квази-монархом показали завидный экономический рост и даже первыми полетели в космос, но на более длинной временной дистанции невидимая рука эволюции всех расставила на свои места. СССР отстал навсегда и остался в прошлом, Северная Корея и Куба тоже остались в прошлом, никто о них не думает, не замечает их грозных телодвижений в болотной тине.
И вообще мало кто сегодня вспоминает о последних динозаврах…

О том, насколько объективна, естественна и безусловна роль «невидимой руки эволюции» не только в экономике, но и в процессе биоэволюции, антропогенеза, происхождения человека — «Невидимая рука эволюции — от обезьяны до искусственного интеллекта».