Санкции 2018

Последнее американское предупреждение: «Кто хозяин этой забегаловки?»

— Кто хочет жить — уходите через черный ход… (Клинт Иствуд в фильме «Непрощенный»)

Все идет к тому, что для российской бизнес-элиты 2018 год будет крутиться вокруг американских санкций: кто попал в санкционный список и какие понес потери, а кому удалось договориться (и надолго ли?). Чтобы понять, почему американские Конгресс и Госдеп наносят удар по крупнейшим российским предпринимателям, так называемым олигархам, которые скорее зависимы от российской власти, чем несут ответственность за ее действия, достаточно посмотреть лучший вестерн Клинта Иствуда «Непрощенный». В картине, удостоенной в 1993 году сразу четырех Оскаров (в том числе двух главных — за фильм и режиссуру) ярко показана предпринимательская ментальность американского народа – во всех ее противоречиях. Показательно, что в списке 100 лучших фильмов всех времен, составляемом Американским институтом кино «Непрощенный» в 1998 году занимал 98-е место, а в 2007-м — уже 68-е. То есть вся глубина этого произведения открылась кинокритикам не сразу! Сюжетным перепевом «Непрощенного» в России является «Брат-2», но сравнивать сложно — все равно, что ставить рядом «Войну и мир» и «Чапаева».

Я смотрел фильм несколько раз с большими перерывами и все время был абсолютно уверен (видимо, по своей российской ментальности), что Непрощенный — это фермер Уильям Манни, в прошлом жестокий бандит. Других вариантов даже не могло прийти в голову! Но недавно прочитал историю создания киношедевра и узнал к крайнему своему удивлению, что на самом деле Непрощенный — это шериф Малыш Билл, который установил в городке Биг Виски режим личной диктатуры. «Нет прощения» — именно так недвусмысленно называлась кинокартина изначально…
Последние кадры фильма предельно точно иллюстрируют устройство американской души и соответственно общественного сознания! Уильям Манни в одиночку заходит в бар, чтобы отомстить Малышу Биллу за своего старого друга и напарника, погибшего от зверских пыток в камере. Он держит на мушке шерифа, вокруг четыре шерифских помощника и еще более двадцати горожан, которые также вооружены и только что обсуждали планы поймать и убить фермера. Патронов у Уильяма Манни всего семь или восемь, шансов выжить в перестрелке с этой толпой — ноль, но тут он неожиданно для всех задает главный вопрос всего фильма (и американо-российских отношений):
— Кто хозяин этой забегаловки?
И пристреливает, то есть тратит бесценный патрон на безоружного хозяина бара, не представляющего никакой опасности — просто из чувства справедливости! И нет никаких сомнений, что это чувство у главного героя очень глубокое, фундаментальное — в пороговой ситуации, перед лицом смерти другие не работают! Выходит, что в соответствии с американской ментальностью за все совершенные шерифом неправедные дела отвечает не только он сам, но прежде всего горожане, трусливо позволившие власти нарушать законы — как писаные, так и неписаные. И самый первый, главный ответчик — хозяин бара, местный олигарх, который разрешил на территории своей частной собственности выставить на всеобщее обозрение и устрашение труп замученного шерифом друга Уильяма Манни. (Настоящее искусство всегда актуально — сегодня в этой роли оскверненного трупа легко представить посмертно осужденного российским судом адвоката Магнитского!).

Убивая трактирщика, безоружного и безобидного (как российские предприниматели сегодня), Уильям Манни встает на сторону справедливости и правды – в американском понимании. А «в правде сила», как сказал его российский коллега, бандит и киллер Данила Багров. Герой вносит смятение в ряды своих противников, в души тех, кто направил на него кольты. Горожане чувствуют, что этот ужасный Уильям Манни на самом деле на правильной стороне, а они заняли неправедную сторону, и, несмотря на численное преимущество, бог сегодня не с ними. В итоге десятки представителей власти и добровольных помощников стреляют мимо, а пули легендарного «убийцы женщин и детей» одна за другой ложатся в цель – скрупулезно и точно, как законы о санкциях. Толпа в ужасе разбегается как раз в тот момент, когда у фермера кончаются патроны…

«Хозяин забегаловки» Скинни (олигарх в масштабах городка) шел навстречу своей пуле с первых кадров фильма, когда вступил с властью в лице шерифа в корыстный сговор, нарушив моральные устои, неписанные законы, американские духовные скрепы. И трудолюбивые честные горожане были обречены с того момента, как молча смотрели на беззакония шерифа. Странно (или так задумано создателями картины?), но в Биг Виски нет судьи, слова «суд», «судья» вообще не звучат, их заменяет слово «штат» — «штат выделил деньги». Показан механизм зарождения и развития диктатуры — от первых незаконных поступков в интересах безопасности граждан (например, запрет на ношение оружия) до полной социальной катастрофы в отдельно взятом городке. Ставятся и взаимно запутываются сложнейшие вопросы: что такое частная собственность, может ли человек быть частной собственностью, сколько стоит жизнь человека, его здоровье, достоинство? И самое главное: кто решает все эти вопросы, кто Хозяин? Каждый нерешенный вопрос так просто сам не рассосется, грозит в будущем трагедией, кровью, смертью – и зритель чувствует эту нарастающую опасность почти физически…

Кроме просмотра увлекательного фильма, рекомендую к прочтению книгу «Невидимая рука эволюции и Образ будущего», где много написано о государство-образующей профессии Предпринимателя, ответственности бизнес-сообщества за свою страну и планету.